11.07.2020

Дело Рокотова как веха в истории судебной системы

Дело Рокотова-Файбишенко-Яковлева, прогремевшее в СССР в начале 60-х годов, оказалось знаковым и по-своему уникальным.
В 50-е годы на волне пресловутой “Хрущевской оттепели” страна стала чуточку открытой для внешнего мира. Летом 1957 года в Москве прошел Всемирный фестиваль молодежи и студентов, в городе оказалось невиданное число иностранцев. Вместе с экзотической одеждой и прическами “ветер перемен” принес и экономические новшества. К концу 50-х в Москве образовался постоянный черный рынок валюты.
После ужасов предыдущих десятилетий это было время надежд, оптимизма и относительного благополучия. Подпольные валютные менялы были в самом центре этого праздника жизни. Они регулярно общались с иностранцами, зарабатывали баснословные по советским меркам деньги, имели доступ к товарам, о которых большинство советских людей не могло даже мечтать.
Есть серьезные основания полагать, что их, выражаясь современным языком, “крышевала” милиция. Во всяком случае, борьба с незаконными валютными операциями тогда возлагалась на МВД, и оно к этой борьбе относилось не очень прилежно. В частности, Рокотов числился милицейским осведомителем и чувствовал себя вполне безнаказанным.
И тогда на сцене появились чекисты.
Тут надо вспомнить, что после разгрома группировки Берии в 1953 году баланс между советскими силовиками был серьезно нарушен. Высшее партийное руководство было живо заинтересовано в том, чтобы его восстановить, вернув органам госбезопасности роль полноценного противовеса другим ведомствам, в первую очередь – МВД. А более всего в этом, естественно, были заинтересованы сами руководители КГБ.
В 1960 году потерявший осторожность Рокотов был арестован чекистами с поличным. У него изъяли огромные, по советским меркам, суммы денег и ценности. Состоялся суд и он с остальными членами группы получил максимальное наказание, предусмотренное советским законодательством: восемь лет лишения свободы.
Далее дело приняло ужасный оборот. Во время визита в Германию от иностранных представителей Хрущев узнал о существовании в Москве большого нелегального рынка валюты. Только представить себе всю неловкость момента: Хрущев узнавал о том, что происходит у него под носом в Москве, от иностранцев, причем с комментариями в духе “так весь мир об этом знает”. Хрущев был в ярости. Вернувшись в Москву, он потребовал от КГБ громкого дела. На пленуме Центрального Комитета он выразил возмущение мягкостью приговора Рокотову с подельниками, подкрепив свои слова коллективным письмом рабочих. Хрущев открыто публично угрожал Генпрокурору СССР Руденко отставкой.
Дело было пересмотрено, несмотря на то, что приговор был уже вынесен. Срок заключения Рокотову, Файбишенко и Яковлеву продлили до 15 лет, несмотря на то, что законодательство этого не предусматривало. Среди советских юристов, надо признать, были те, кто понимал дикость такого решения. Но желающих перечить Хрущеву не нашлось.
Однако Никите Сергеевичу и этого показалось мало. Возможно, он понимал, что по прошествии нескольких лет, когда политические страсти утихнут, абсурдное решение будет тихо отменено и Рокотов с подельниками выйдет на свободу, отсидев положенные восемь лет. В спешном порядке был принят указ, которым усиливалась ответственность за незаконные валютные операции. Дело Рокотова-Файбишенко-Яковлева было пересмотрено еще раз. Их приговорили к смертной казни по закону, принятому после совершения деяния, после вынесения законного приговора.
Председатель Мосгорсуда А. Громов потерял должность в наказание за “мягкость” первоначального приговора. Также вскоре лишился должности министр внутренних дел РСФСР генерал-лейтенант Н. Стаханов, ему на смену перевели генерала КГБ Тикунова.
Дореволюционная Российская империя была далека от совершенства, но все-таки нет сомнений, что это было правовое государство. По крайней мере руководством страны и правоохранительной системы понимались принципы права и осознавалась необходимость их придерживаться. Суд мог отпустить Веру Засулич, а царю не могло прийти в голову требовать от судей открыто наплевать на закон и пересмотреть дело задним числом. Дело Рокотова-Файбишенко-Яковлева высветило глубину варварства, в которую погрузилась страна. Целые поколения советских правителей видели в судебных разбирательствах только пустые формальности и ненужную волокиту.
Возможно, понимание с чего все начиналось позволит более здраво и даже с оптимизмом оценивать ситуацию, в которой мы находимся сейчас. Оценивая путь, который прошел СССР и постсоветские страны после этого “удара о дно”, нельзя не отметить большой прогресс. Еще в 90-е в Украине люди получали настоящие судимости обмен сотни долларов на базаре. Уже сейчас это выглядит абсурдной жестокостью, но все познается в сравнении: обычно это были условные сроки, что на фоне дела Рокотова-Файбишенко-Яковлева выглядело настоящей победой гуманизма и здравомыслия.
С другой стороны, очевидны и угрозы. До сих пор, увы, множество людей мыслят по-хрущевски и видят в суде не орган, который устанавливает истину, а инструмент расправы над “плохими людьми”. Сколько случаев давления и угроз судьям? Сколько требований принимать заведомо незаконные решения? Изживать “революционное правосознание”, по-видимому, предстоит еще долгие годы.

3 комментария к «Дело Рокотова как веха в истории судебной системы»

  1. По моему “крышевание” разного бизнеса было раньше и есть сейчас…посмотрите на пример казино в Украине. Они везде, иногда видно как открывают несколько подряд на одной улице…сейчас Зеленский принял решение закрыть их, но на долго ли?

  2. Надеюсь что сегодня, в век развития демократии и свободы слова никто не сможет безнаказанно менять приговор. Да, “плохих людей” нужно наказывать, но это все должно быть сделано по честному закону, а не взято из воздуха, или по прихоти власти..

  3. Я бы всё же не был столь категоричен в окончательных оценках, как автор. По-моему, в Украине уже начали понимать, что, перефразируя Шарапова, закон – это не кистень.

    Вспомним хотя бы недавнюю историю о попытке изнасилования и убийстве 11-летней Даши Лукьяненко в Одесской области (https://zn.ua/UKRAINE/ubiystvo-devochki-na-odeschine-podozrevaemomu-izbrali-meru-presecheniya-321540_.html). Да, весь Укрнет бушевал (а кого такое событие оставило бы равнодушным?), но практически никто не требовал восстановления в стране смертной казни. Впрочем, даже будь она восстановлена, казнить негодяя всё равно бы не получилось – закон обратной силы не имеет.

    Так что мы всё же цивилизуемся потихоньку, начинаем понимать, что такое право. Сейчас не времена Хрущёва.

    Я думаю, дело просто в том, что во время действия статьи всё в стране зависело от воли одного человека – Хрущёва, как до него от Сталина. Захотел он поломать закон об колено, вот и поломал. А сейчас такое невозможно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *