20.10.2020

Судебная реформа: победы и беды

Автор:
Илья Федосеев

Разговоры о судебной реформе в Украине ведутся уже не первый год, а это верный признак того, что сама она идёт не очень успешно. Если бы реформа продвигалась нормальным ходом, то говорить было бы не о чем. Ещё Михаил Бахтин точно заметил: лозунг «Сделаем город чистым!» означает, что сейчас город – грязный.
Между тем, «Концепция судебно-правовой реформы» была принята Верховной Радой ещё на заре украинской независимости – 28 апреля 1992 года. Известный юрист, судья Конституционного Суда Украины, профессор, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Украины Василий Нимченко, выразил суть этого документа:
«Концепцией были определены принципы проведения реформы. Они закреплены в действующей Конституции Украины как принципы территориальности и специализации при создании системы судов. Во исполнение предписаний Конституции Украины в 2001 году был принят пакет законов, которыми в действующее законодательство внесены дополнения и изменения, касающиеся всей сферы деятельности судебных органов («малая судебная реформа»). 7 февраля 2002 года Верховная Рада принял новый Закон Украины «О судоустройстве Украины»».
Иначе говоря, предполагался отход от советских судебных стандартов и приближение к стандартам европейским, а также максимальная дебюрократизация судопроизводства.
Напомним, речь идёт о событиях 1992 года. Дети, рождённые в том году, сейчас не просто взрослые – у многих из них и собственные дети уже ходят в школу. А тема судебной реформы продолжает оставаться актуальной. Почему?
Дело в том, что и при Кравчуке, и при Кучме, и при Ющенко, и при Януковиче об этом предмете куда больше разговаривали, чем занимались им. Для политиков действовало правило: «Не о чем говорить – говори о судебной реформе» (хотя существовал и вариант «говори о языковом вопросе»).
Толчок процессу (скажем откровеннее – пинок) дала Революция Достоинства. После неё было уже невозможно стоять на месте.
Пётр Порошенко заговорил об этом на втором году своего президентства, осенью 2015 года.
««После решения Конституционной комиссии я предложу детальное и тщательное обсуждение этого решения перед тем, как я буду его подписывать и направлять в Верховную Раду».
По словам президента, необходимо выделить «достаточно времени» для информирования общества и обсуждения изменений в Конституцию в части проведения судебной реформы.
Он попросил Конституционную комиссию направить проект изменений в Конституцию в Венецианскую комиссию, чтобы европейские специалисты оценили, насколько учтены ее рекомендации по адаптации украинского законодательства к европейскому.
Порошенко считает, что «украинский народ ждет от этих изменений в Конституцию абсолютно решительно обновленной судебной ветви власти»».
Что же, времени, как и просил Пётр Алексеевич, было выделено достаточно – более трёх лет. За этот срок и в самом деле были достигнуты некоторые результаты, но их трудно назвать поражающими воображение.
Суть реформы, собственно, состоит в освобождении судебной системы от пресловутого «телефонного права». Эта задача ещё раньше, в июле 2014 года (то есть почти сразу, как Порошенко возглавил государство), была поручена заместителю главы Администрации президента Алексею Филатову. «Он выступал координатором Совета по вопросам судебной реформы – консультативно-совещательного органа при президенте Украины. В его состав вошли министры, председатели судов, юристы, правозащитники, ученые, общественные деятели», – сообщает Википедия.
И тогда же, когда была произнесена названная речь Порошенко, пошёл разговор об изменениях в Конституции:«Проект изменений в Конституцию Украины в части проведения судебной реформы будет предложен для обсуждения в обществе.
Об этом президент Украины Петр Порошенко заявил на заседании Конституционной комиссии, пишет УНИАН.
По его словам, “после решения Конституционной комиссии я предложу детальное и тщательное обсуждение этого решения перед тем, как я буду его подписывать и направлять в Верховную Раду”.
По словам президента, необходимо выделить “достаточно времени” для информирования общества и обсуждения изменений в Конституцию в части проведения судебной реформы.
Он попросил Конституционную комиссию направить проект изменений в Конституцию в Венецианскую комиссию, чтобы европейские специалисты оценили, насколько учтены ее рекомендации по адаптации украинского законодательства к европейскому».
Нельзя сказать, что с осени 2015 года не было сделано никаких шагов в этом направлении. Они были. В частности, 2 июня 2016 года Верховная Рада приняла закон, согласно которому на смену Высшему совету юстиции пришёл Высший совет правосудия, обладающий более широкими полномочиями (например, он получил право смещать судей или переводить их на другое место).
Тем же законом возрастной ценз для занятия судейского поста поднимался с 25 лет до 30, но одновременно отменялось требование последние 10 лет непрерывно проживать на территории Украины. Последний пункт сыграл особенно важную роль, ведь он позволил назначать судьями недавних иностранцев – независимых людей, не связанных ни с какими украинскими олигархическими кланами.
В этом же духе сработал и сам факт создания Высшего совета правосудия. Теперь именно этот орган, состоящий из 21 члена, которые не имеют отношения ни к каким политическим силам, должен был назначать судей. Твёрдо фиксировался принцип: «Политика – отдельно, правосудие – отдельно».
Упрощение судебной системы имело ещё один важный элемент – ликвидацию высших специализированных судов. Новая судебная система чётко делилась на три уровня: местные суды и окружные – апелляционные суды – Верховный суд. Такая система всё более приближала украинское правосудие к европейским стандартам.
Однако затем дело не то чтобы застопорилось, но пошло существенно медленнее. В частности, камнем преткновения стало создание Антикоррупционного суда. Хотя законопроект о нём был подготовлен тогдашним министром юстиции Павлом Петренко ещё в декабре 2016 года, сам закон вступил в силу лишь после подписания президентом Петром Порошенко 26 июня 2018 года. А на практике суд заработал лишь в мае 2019 года, то есть буквально в последние дни президентской каденции Петра Алексеевича.
Причина такой волокиты понятна, и состоит она в процедуре назначения судей: должны ли в ней участвовать иностранные эксперты? Украинская Фемида (которая, что уж греха таить, является частью общей коррупционной системы) ни в какую не желала пускать посторонних на свою территорию. Однако в итоге сопротивление всё же удалось преодолеть.
Следует сказать, что в мире в целом высоко оценивают результаты нашей судебной реформы – иногда, похоже, даже чрезмерно высоко. Так, например, летом 2018 года глава Венецианской комиссии Джанни Букиккио рассыпался в похвалах:
«Украинское общество сделало выбор на пути становления Украины, в которой действует верховенство права. Украинское общество сделало выбор реформировать судебную систему в качестве отправной точки реального прогресса в ближайшем будущем… Впервые этот процесс прошел без политического влияния как со стороны президента, так и со стороны Верховной Рады. Это можно сравнить с революцией Коперника».
Однако после того, как в Украине сменился президент, энтузиазм в Венецианской комиссии несколько снизил градус. Вот что сообщалось совсем недавно, в начале декабря:
««Эксперты по конституционному праву Венецианской комиссии приняли заключение, что некоторые изменения в законодательство Украины относительно Верховного суда и органов судейского управления, которые вводят ряд радикальных изменений в судебную систему, вызывают глубокую обеспокоенность», – заявили в комиссии.
В частности, по мнению экспертов, ряд норм принятого 16 октября 2019 года Закона “О внесении изменений в Закон Украины “О судоустройстве и статусе судей” и некоторые законы Украины относительно деятельности органов судейского управления” представляет угрозу стабильности и независимости в этой сфере».
«Что касается предложенных Президентом Зеленским изменений, то, по мнению Венецианской Комиссии “они являются преждевременными, поскольку внедряются в важный период оценки всех судей первой и апелляционной инстанций, а […] результатом освобождения членов ВККС 7 ноября 2019 является полное приостановление процедур назначения судей местных и апелляционных судов, что вызывает глубокое беспокойство”.
Также в Венецианской комиссии возникли возражения по сокращению количества судей Верховного Суда. “Сокращение количества судей приведет к еще большей задержки рассмотрения дел и поставит под угрозу функционирование Верховного Суда. Несмотря на большую нагрузку (около 70 000 дел), Верховный Суд не сможет принимать должным образом обоснованы судебные решения в течение разумного срока, что противоречит статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод”, – говорится в проекте Заключения Венецианской комиссии. В этом контексте Комиссия также предостерегает Украину в том, что повторное реформирования после выборов является сигналом как для судей, так и для общественности, что “пребывание судей Суда на должностях зависит от воли большинства в парламенте. Это создает очевидную угрозу независимости судей и роли судебной власти в свете статьи 6 Конвенции”, – убеждены эксперты Комиссии», – сообщает другой источник.
Что же, этого следовало ожидать. Сейчас одна политическая сила контролирует и Верховную Раду, и правительство, а возглавляет эту силу президент страны (заметьте, я вовсе не говорю, что это плохо – всего лишь констатирую факт). Судебная система, при всём своём несовершенстве и всей своей коррумпированности, остаётся единственным относительно независимым элементом украинского государства. Было бы странно, если бы названная сила не попыталась взять её под свой контроль. И точно так же странно было бы, если бы нашим европейским друзьям это понравилось.
Подводя итоги, можно сказать: судебная реформа в Украине – не фикция, она действительно идёт. Далеко не так быстро и не так хорошо, как могла бы, но идёт. Джанни Букиккио, конечно, нам сильно польстил – с революцией Коперника никакого сравнения нет. Однако кое-какие шаги к успеху сделаны. Впрочем, за почти три десятилетия их можно было бы сделать и больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *